Олжас Худайбергенов назвал 5 факторов, влияющих на курс тенге 26 января 2016 в 04:54 2170 1
Глава Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов рассказал о пяти факторах, которые могут повлиять на дальнейший курсе тенге. На своей странице в Facebook экономист также прокомментировал повышение цены не нефть и небольшое укрепление курса национальной валюты. Приводим публикацию полностью.

Курс тенге

Сейчас эта тема стала самой актуальной, лишь изредка уступающая пальму первенства неожиданным новостям, больше из сферы политики. По мере падения курса тенге все больше людей думает, может все же купить, благо прогнозов и слухов — громадье. 

Однако, последняя пятница нарушила эти планы — валютные торги на КАСЕ завершились, а мировые биржи работали дальше, показывая бурный рост цены на нефть (почти 10% к завершению торгов ночью в пятницу). Вдруг наступило осознание, что курс в понедельник укрепится. Самые шустрые успели наведаться в обменники, которые увидев наплыв, быстренько смекнули, что не стоит покупать доллары. Как итог, в большинстве обменников висел только курс продажи доллара.

Одновременно подоспели прогнозы по дальнейшему росту цены на нефть, хотя дипломатично оставили формулировку, что-де все это будет сопровождаться большой волатильностью. Естественно, появилось два вопроса со стороны людей — "достиг ли курс тенге дна?" и "стоит ли сейчас продать, чтобы чуть позже купить снова?". Первый вопрос означает готовность перевернуться в тенге, а второй предполагает сохранение долларовой позиции в длинном периоде, используя колебания лишь ее наращивания.

Чтобы понять, как курс будет двигаться дальше, придется угадать динамику сразу 5 факторов

Во-первых, это цена нефти, дно которой большинство аналитиков ждет уже в первом квартале, а после уже расходятся во мнении — кто считает, что цена на нефть сохранится на низких уровнях, а кто пророчит медленное восстановление. Насчет роста цен на нефть говорит и ожидающееся восстановление темпов роста мировой экономики, и созыв внеочередного заседания ОПЕК в марте этого года, и ожидающееся сокращение добычи в странах, не являющихся членами ОПЕК, и эскалация ситуации на Ближнем Востоке. Впрочем, если реализуется любой из этих сценариев, то дно будет и по рублю, и по тенге. Правда, есть сценарии, обещающие дальнейшее падение цены на нефть, только пока доверия они не внушают.

Во-вторых, это наш платежный баланс. Дело в том, что в 2015 году средняя цена нефти составила $52. Экспорт за год составил около $46 млрд., а импорт около $31 млрд. Итого остается $15 млрд., из которых $5 уходить на импорт услуг, и еще $3-5 млрд. на вывоз капиталов. Оставшиеся $8-10 млрд должны были пойти на выплату внешних займов ($18 млрд в 2015 году), а разница ушла из резервов. Допустим, в 2016 году средняя цена нефти составит $35, но тогда доходы от экспорта упадут до $34 млрд. (несырьевой экспорт тоже сократится). Насколько сократится импорт непонятно. Он уже сильно сократился с $49 млрд. в 2013 году до $31 млрд. в 2015 году. Дальнейшее снижение будет означать свертывание инвестиций даже в действующих проектах, но допустим, что оно упадет на 20%, до $25 млрд. Итого 34-25= $9 млрд. А есть еще импорт услуг (допустим, снизится до $4 млрд.), вывоз капитала ($3 млрд.) и выплата внешних займов ($17 млрд.). Итого чистый отток валюты равен $15 млрд. Спрос на валюту, вызванный этим оттоком, будет давить на курс. Поэтому даже, если цена нефти будет сохраняться в пределах 35 долларов за баррель, давление на курс тенге будет сохраняться.

Третий фактор  это эффективность дедолларизации, которая сможет быть адекватной, только если депозиторам дадут гарантию компенсации курсовой разницы. Меры по расширению разницы ставок между тенгоыми и валютными депозитами могут помочь как дополнительная мера, но не как основная. При дедолларизации хватит денег на покрытие валютных расходов без сокращения резервов страны. 

Четвертый фактор  это рубль, который в целом привязан к цене нефти, но чем длиннее период анализа, тем меньше эта зависимость. 

Пятый фактор — это инфляция внутри страны. Если до девальвации равновесный курс некоторыми сторонниками резкой девальвации предполагался в пределах 330-360, то теперь надо будет делать поправку на состоявшуюся инфляцию, и будущую, которая неизбежна по мере роста цены нефти и восстановления внутреннего спроса населения. В целом, очевиден даунтренд, который может не иметь силы в период выборов и некоторое время после, когда нужно спокойствие.

Надо отметить еще один момент. Если раньше рынок был сильно настроен на диапазон в 330-360, то теперь никаких ориентиров у рынка нет, а значит Нацбанку легче будет направлять курс туда, куда надо. Также наконец снизились ставки на денежном рынке — они упали до 30%, и, надеюсь, будут снижаться и дальше в диапазон 15-20%. Но курс и ставки — это вершина айсберга. Есть и множество других проблем, понимая масштаб которых, иногда не хочется обсуждать их публично, хотя бы потому, что публичное обсуждение рождает волны разных других обсуждений (из-за сильной межклановой борьбы), не приводя к реальному решению проблем. Ты пытаешься сказать о проблеме, а твои тексты могут быть использованы одним кланом против другого. В целом, в этом году работа у Нацбанка сложная, поэтому остается им пожелать удачи!

И последнее. Курс стал неким термометром доверия к властям. Думается, работа на этом фронте облегчится, если выборы в Мажилис позволят пройти тем, к кому есть доверие, которые смогут найти оптимальную комбинацию между лояльности властям и стремлением к решению реальных проблем! Насколько могу судить, Мажилис может обновиться очень сильно, и дай Бог, чтобы это обновление было качественным!

Напомним, телеканал ON TV (бывший «ТАН») готов провести дебаты Олжаса Худайбергенова и представителей Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» в прямом эфире на тему «Помогла ли нам резкая девальвация»? О готовности предоставить площадку сообщил главный редактор телекомпании Асылбек Абдулов, отвечая на инициативу Олжаса Худайбергнова, которую тот озвучил на своей страничке в Facebook:

«Я предлагаю организовать ТВ-дебаты на тему «Текущая экономическая ситуация: помогла ли нам резкая девальвация и есть ли другие альтернативы, как выйти из кризиса?» Предлагаю сделать две группы:

1. Мырзахметов Аблай, Шаяхметова Умут, Ошакбаев Рахим.
2. Олжас Худайбергенов, Ануар Ушбаев, Галым Хусаинов.

Дебаты должны быть только в прямом эфире, без вырезаний. Другой состав или другой формат дебатов — не надо. Какой телеканал готов взяться за организацию дебатов?», — написал Худайбергенов 15 января.