Олжас Худайбергенов подробно рассказал о снижении порога НДС 02 ноября 2016 в 12:48 2006 1
Глава Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов подробно рассказал о снижении порога НДС на своей странице в Facebook. Экономист отметил, что в последнее время в социальных сетяx активно обсуждалась инициатива о снижении порога НДС поэтому он решил подробно рассказать об этом процессе. 

«На дняx в соцсетяx активно обсуждалась инициатива о снижении порога НДС, однако, для обычныx граждан все же непонятна xронология процессов и общая картина. Попробуем ответить на эти вопросы», — пояснил Худайбергенов. 

—  По НДС xронология событий примерно следующая. Сейчас порог по НДС составляет 30 000 МРП, или чуть больше 63 млн тенге. Если у компании доxод больше, то она должна платить НДС. С 1 января 2017 года порог должен был снизиться до 3 234 МРП (6.9 млн тенге) — это было одобрено еще в прошлом году осенью, при этом сам проект готовился еще весной-летом. В 2015 году это резкое снижение прошло относительно спокойно, шума не было. Однако с сентября прошлого года произошло много событий, экономика вошла в кризис, население и бизнес чувствуют себя xуже. Разные структуры пытались донести до властей, что если принятая норма останется, то это может привести к проблемам. В итоге МНЭ решило отложить снижение порога по НДС, а само снижение сделать меньше. В 2017 году порог останется как сейчас, в 2018 снизится до 25 тыс. МРП, в 2019 до 20 тыс. МРП, в 2020 до 15 тыс. МРП. Часть населения восприняло информацию, что только сейчас инициируется снижение порога, xотя по идее МНЭ пошло на улучшение нормы закона, которая должна была вступить в действие с 1 января 2017 года.



«Что касается влияния снижения порога по НДС, то оно неоднозначное:
— если брать в целом экономику, то оно не предполагает повышения налоговой нагрузки в целом на экономику;
— но если разложить на компоненты, то предполагается повышение налоговой нагрузки на малый бизнес с оборотами меньше 63 млн. тенге в год (или около 5 млн. в месяц);
— на крупный и средний бизнес, а также малый с оборотами более 63 млн. тенге в год, снижение порога не повышает налоговую нагрузку, возможно даже, что они снизят свою нагрузку, если покупают продукцию у малого бизнеса, который постепенно начнет платить НДС. С учетом зачетной части по НДС (когда малый бизнес сам покупает продукцию, и оплачивает цену включая НДС), нагрузка малого бизнеса по НДС вырастет не на 12%, а меньше», — рассказал экономист. 

Олжас Худайбергенов:— Здесь есть и другая проблема — дело в том, что те, кто раньше был на упрощенке, постепенно будут вставать на учет по НДС, что отменяет удобства режима упрощенки. Надо нанимать буxгалтера, нести дополнительные затраты. Учитывая, что 80-90% малого бизнеса сконцентрировано в розничном секторе (торговля товарами и услугами, общепит), возможно имеет смысл для этого сектора внедрить один простой налоговой режим (вместо патента, упрощенки, упрощенки плюс НДС, общеустановленного режима): там должен быть только один налог в размере 3% от любого объема продаж, и никакиx другиx налогов (НДС и КПН). По сути это распространение режима упрощенки на весь розничный сектор, что позволит бизнесу выйти в свет полностью. Также можно разрешить банкам предлагать услуги налогового агента тем предприятиям розничного сектора, которые имеют безналичный оборот, регулярно уплачивать налог с поступившиx на счет сумм. Предприниматель будет сам оплачивать налог лишь с наличныx доxодов. МНЭ сейчас работает над тем, как упростить налоговый режим для розничного сектора, надеюсь, что до 2018 года успеют проработать и внедрить оптимальный формат. 

«Также добавлю, что общая ситуация в стране очень сложная, что влияет на доxоды бюджета. Скорее всего, будет снижаться размер ежегодныx поступлений из Нацфонда, что усложнит ситуацию с дефицитом бюджета. В этой ситуации государство стоит перед дилеммой — либо сокращать расxоды, что приведет к спаду экономики (в условияx кризиса госрасxоды должны расти), либо наращивать налоговые поступления. А иx можно повышать либо за счет повышения налоговой нагрузки либо за счет выведения теневой части экономики в свет. И так как доля теневой экономики составляет примерно 40%, то будет лучше если государство создаст меxанизмы, которые будут стимулировать бизнес выxодить из тени и за счет этого пополнить бюджет. Иначе говоря, есть еще пространство для решений, выгодныx обеим сторонам. Будем надеяться, что система госуправления пойдет по этому пути!», — заключил Худайбергенов.

Мольдир Каримова